Программирование нервной системы человека. Каллиграфический почерк за 5 минут

25 марта прошел семинар в Москве «Программирование нервной системы человека». Пользователи Гиктаймса дали значимый вклад в то, чтобы семинар состоялся, теперь пришло время публикации материалов семинара.

Перед тем, как продолжить чтение, возьмите ручку и бумагу, и 7-10 раз напишите одну и ту же фразу, скажем «Я люблю соматику» – это нужно для контроля эксперимента по улучшению почерка за 5 минут. И добро пожаловать под кат.
Читать дальше →

Генная терапия Лиз Пэрриш — попытка разобраться

В свете моих мечтаний о генной терапии с помощью факторов Яманаки, решил освежить в памяти подробности самоэксперимента Лиз Пэрриш. Вдруг она согласится выступить первым пациентом и для яманачной терапии? Нет, я, конечно, шучу, но доля серьезности в этой шутке есть. Я действительно думаю, что у генной терапии эпигенетического отката есть терапевтический потенциал. И за каких-нибудь 15–20 млн долларов этот потенциал можно либо довести до начала клинических исследований, либо опровергнуть.

Ну да ладно, возвращаясь с небес на землю — что же себе ввела Лиз Пэрриш? По её заверениям, Лиз ввела себе 2 различные генные терапии, используя аденоассоциированные вирусные (AAV) векторы: ген теломеразы hTERT и ген фоллистатина FS (предназначенный для ингибирования миостатина).

Надо уточнить, что, скорее всего, это было не две разновидности AAV, а гораздо больше, так как Лиз нужно было приготовить конкретный AAV для каждого типа ткани-мишени. И потом она должна была в эту ткань-мишень этот конкретный AAV доставить. Это то, что я понял из вот этого интервью Лиз на Longecity Now:
Читать дальше →

Зачем нашим генам нас убивать? Эволюционное объяснение

В посте про старение и менопаузу как генетические механизмы популяционного контроля я упомянул, что рассматриваю старение как одну из разновидностей процесса запрограммированного феноптоза (убийства особи). В обсуждении ожидаемо всплыл лосось, причем всплыл брюхом кверху — беднягу резко убивает выброс гормонов почти сразу после нереста. Для меня лосось является символом заложенной в нас программы самоубийства, но ничего экстраординарного в нём нет — примеров активного, резкого феноптоза в природе полно.

Самые простые и известные всем такие примеры — это одноцветные (или монокарпические) растения: пшеница или кукуруза, например. Или цветы. Причем среди них есть и многолетние виды, и если некоторым из них вовремя удалить цветки, то эти растения не умрут, а продолжат жить и даже, возможно, зацветут опять. В то же время некоторые деревья живут тысячелетиями. Это отлично демонстрирует, что есть особи с активным феноптозом, а есть особи без него. Что означает, что биологическим системам стареть вовсе не обязательно.

Кстати, активное самоубийство есть и у одноклеточных — дрожжей, например. Так, старые дрожжи уходят в апоптоз, когда ресурсов начинает не хватать, а популяция превышает определенный предел. А если наступают “голодные времена”, то уйти в апоптоз может и до 95% популяции, превратившись в корм для оставшихся 5%, которые трансформируются в споры и пытаются дождаться лучших времен, чтобы возродить колонию.

Среди животных тоже хватает примеров запрограммированной смерти — у рыб, насекомых, млекопитающих. Вот тут хороший, хотя и неполный обзор таких видов:
Читать дальше →

Старение и менопауза — две программы популяционного контроля

Что такое старение? Запрограммированное убийство. А менопауза? Запрограммированная кастрация. Два механизма популяционного контроля, которые гены отточили за миллиарды лет.

Почему гены поступают с нами так жестоко? По той же причине, по которой они делают всё остальное — чтобы максимизировать интеграл своего воспроизводства во времени. То есть им важен не сиюминутный максимум числа своих копий, а площадь под кривой числа этих копий во времени. Как мудрые экономисты, картели генов стремятся не к взрывному росту, чреватому обвалом, а к стабильному, долгосрочному sustainable growth в бесконечность.

Зачем генам нужно себя копировать? Затем же, зачем электрону “нужно” на максимально низкую орбиталь, а свободному радикалу — кого-нибудь да окислить. Так уж заведено в нашей вселенной. И, кстати, стремление к максимизации энтропии, похоже, вообще лежит в основе феномена живых систем (саморепликаторов) — по крайней мере, если выкладки Джереми Ингланда верны.

Ну да ладно, давайте вернемся на два уровня абстракции выше — от физики к биологии. Тут как-то привычней. Для чего генам нужны механизмы популяционного контроля? На интуитивном уровне это понятно даже ребёнку. Ведь недаром почти любой человек, впервые слышащий предложение остановить старение, сразу задаётся вопросом: «А как быть с перенаселением?».
Читать дальше →

Как я поголодал 5 дней и узнал много нового о липидном метаболизме

В комментариях к моим постам об ограничении калорий (1, 2) пару раз прозвучала мысль, что было б неплохо, если бы я привел данные по исследованиям и многдневного полного голодания. Что ж, попытаюсь.

Скажу сразу, что в сети очень много восторженных отзывов о том, как кому-то помогло длительное голодание (1, 2, 3). Отрицательных же (или хотя бы нейтральных) в разы меньше. Думаю, тут дело не только в мега-полезности голодания, но и в reporting bias — те, кому от голодания стало хуже, не особо горят желанием делиться опытом: ведь мало того, что неприятно рассказывать о своих неудачах, так еще и есть риск оскорбить религиозные чувства адептов голодания, которые расскажут, что ты всё делал неправильно, и вообще врёшь.

Наиболее взвешенная, на мой взгляд, научная статья по проблематике голодания была написана ещё в 1982 году. В её абстракте чётко изложены основные пункты, некоторые из которых я заметил и на себе:

Читать дальше →